10:40 

Бондаж (inwardly inner :))

Renaisans
Хищник не сражается, он обедает
Мазоби СПАСИБО тебе за этот рассказ!
*****************************************************************************************************************
… возможно это интересно почитать тем, кто как и я получает кайф от ощущения своего связанного тела, от того, что кто-то может играть с ним и контролировать. Это тело уже и не принадлежит мне, но остается при этом моим… а еще, хотелось бы чтобы на этот текст обратили внимание и те, кто насмотревшись красивых картинок, вдруг решил, что он тоже этого хочет. Подумайте, хочется именно этого, именно так? Впрочем, если на ошибках и учатся, то уж точно не на чужих
Я стою в дверном проеме. Господин затянул сегодня широкий пояс на моей талии особенно сильно. Руки мои связаны за спиной и привязаны накинутой на шею скользящей петлей. Мне приходится все время напрягать руки, поднимая их к шее, правда я могу дать им отдохнуть, но тогда петля затягивается на шее. И это еще не все неудобства. К прищепкам на моих сосках привязаны веревочки, которые перекинуты через турник над моей головой. Длинный конец их привязан к еще одной прищепке, которая сжимает переборку на моем носу. Господин натянул их так туго, чтобы я мог стоять только на цыпочках. Для полноты картины он связал мне колени, и я могу переступать только буквально перебирая пальцами на ногах. Очень сильно постаравшись, я могу увидеть часы на стене в комнате. Они мне нужны для того, чтобы я сообщал время Господину. Они с Катей сидят на диване в комнате, пьют коньяк и треплются о чем-то. Господин сказал, что мне надо простоять 15 минут. Дважды я уже сообщал о прошедших пятиминутках. Стрелка ползет предательски медленно. У меня одеревенели плечи. Икры пока еще держат, но тоже налились как железные. Я нашел оптимальное положение под перекладиной и натяжение прищепок на сосках и на носу примерно одинаковое. Пока я мелкими движениями переплясывал сантиметры на пятачке под турником, все мои мысли были сосредоточены на том, чтобы найти ту точку, в которой боль распределится равномерно. Теперь я уже привык к ней и она, по крайней мере, не терзает меня. Физическое напряжение в мышцах привело к тому, что член мой стоит как стрела. Думаю, что вид беспомощной, напряженной, вытянутой фигуры доставляет моим господам удовольствие. Мысли мои заняты отсчетом времени. Я не могу смотреть на часы постоянно, поэтому и стараюсь не смотреть подольше – получается все равно плохо, я смотрю на них где-то каждые секунд 20-15. Наконец-то финишная прямая и… я сдавленным голосом говорю: «Пятнадцать минут». Они молчат. Потом Господин подходит ко мне: «Смотри-ка, он последние 5 минут как солдатик простоял, а? Наверное положение правильное нашел… молодец». Он похлопывает меня по попе и тон его не предвещает ничего хорошего. «Сейчас мы тебе еще жизнь усложним». Он безжалостно вставляет мне в рот большой шарик кляпа и туго затягивает его на затылке. «Десять минут!» - говорит он и возвращается в комнату. Пока он проделывал свои действия, мое хрупкое равновесие было нарушено и какое-то время я опять танцую на носочках, находя самую удобную для меня позицию. Натяжение в прищепке на носу вызывает обильное течение слез, изо рта слюна течет не сразу просто потому, что голова моя задрана кверху. Но даже и в таком состоянии к тому моменту, когда я нахожу среднюю точку, изо рта свешивается нитка слюны. В районе седьмой минуты ноги мои начинают дрожать в лодыжках. То, что связаны колени, даже помогает удерживать их в прямом положении. Дрожь ног передается на веревочку, я чувствую ее сосками, перегородка между ноздрями сейчас вообще вырвется. Все лицо мокрое от слез и слюны. И, кажется, это тот эффект которого добивался мой Господин. Они с Катей с явным интересом обсуждают мою реакцию. Руки я держать на весу больше не могу. Отпускаю их и петля на шее затягивается. Дыхание вырывается изо рта со свистом, из под кляпа вылетают фонтаны слюны. Господин подходит ко мне, - «А красиво… Иди-ка сюда, » - он подзывает Катю. Не вижу ее, но чувствую, что она опускается передо мной на колени. Вдруг я чувствую, что ее горячий рот надевается на мой член. Невольно вздрагиваю – острейшая боль в сосках и на носу заставляет меня вытянуться в струну на пределе возможностей. Господин подтягивает за веревку мои руки кверху – тупая боль в суставах, но зато я могу дышать почти свободно. Катя усердно работает губами, языком… Я не могу стоять спокойно, тело изгибается само собой, соски пронизывает боль ползущих по коже тугих прищепок, изо всех сил задираю голову, чтобы не оторвать нос. Ноги вибрируют уже крупной дрожью. Если бы не сильное возбуждение, боль была бы ужасной. Я не долго смог удерживаться, тело выгибается тугой волной, насколько это возможно в моем положении и я кончаю ей в рот. Катя плотно сжимает губы, а Господин в этот момент отстегивает прищепки. Ощущение такое, как будто к соскам приложили два раскаленных круга. Ослепляющая боль сливается с оргазмом, я не в силах удерживаться мычу из под кляпа и, что интересно, кончаю стоя на цыпочках, хотя и могу уже опуститься на всю ступню… Я выливаюсь полностью в рот Кате. Господин поддерживая, опускает меня на колени. Он отвязывает мои руки от шеи и вынимает кляп. Катя оказывается напротив меня и, по заведенной недавно привычке, впивается мне в губы. Моя же сперма льется из ее рта в мой, а она еще ласково поглаживает и пощипывает мои соски, чувствительность которых теперь и так на пределе. Я стараюсь стоять на коленях ровно, но ее действия все равно вызывают извивания моего тела и мучительный стон.
«Насвинячили вы тут…» - говорит Господин. «Отдохни, а за одно и приберись». Под нами с Катей действительно крупные лужицы спермы и моей слюны. Я тяжело опускаюсь на живот и лежа вылизываю пол перед собой. Пока я занят, Господин с Катей о чем-то совещаются. Из обрывков их разговоров я понимаю, она хочет ЕЩЕ, а Господин предлагает ей придумать самой что-нибудь прикольное. Пока я вылизываю пол, Катя, сидя на диване с помощью двух палок и веревок мастерит какое-то устройство под чутким руководством Господина.
Она ставит меня на колени перед собой, обходит вокруг, осматривая. Мои руки по-прежнему связаны за спиной. Катя привязывает их за запястья к ремню на талии. Она опускается на колени за моей спиной. Я чувствую, как мою попу гладят ее ладошки. Потом она любрикантом смазывает ягодицы и тщательно обрабатывает анус, несколько раз засунув туда палец. Мой член опять встрепенулся. И тут меня пронизывает тупая боль – Катя медленно, но уверенно ввинчивает мне в попу довольно толстый конец круглой в сечении палки – таких палок дома у Господина много – для разных целей они напилены разной длины. Потом я чувствую, что Катя остановилась, палка зашла довольно глубоко. Она привязывает мои голени к еще одной переборке. Мои ноги разведены в коленях шире плеч, к лодыжкам привязана переборка, к которой посередине и привязана та самая палка, которая теперь торчит из моей жопы. Катя довольно осматривает, но композиция, оказывается, еще не закончена. Она обвязывает мой член и яйца кожаным шнурком и тянет их вниз и назад. Я невольно сгибаюсь и насаживаюсь на палку попой еще глубже. А она привязывает шнурок посередине к переборке. «Неплохо», - замечает Господин и надевает на мои соски прищепки. Это вызывает мой негромкий, но достаточно жалобный стон. Они, конечно, не такие тугие как предыдущие, но боли доставляют достаточно. А вот то, что «неплохо», я оцениваю только через несколько минут, когда понимаю, что я стою на широко разведенных коленях и не могу распрямиться потому, что мой член с яйцами крепко привязаны внизу и тянут меня туда, но я не могу и сесть, потому что движение вниз задвигает мне в зад широкую палку, а она и так уже довольно глубоко. Я совершаю какие-то странные движения вверх-вниз, пытаюсь понять какое положение наименее болезненно, но больно и так и по-другому. Мне приходится сначала вытягивать мошонку, напрягая ноги, но так стоять на широко разведенных ногах долго невозможно, к тому же боль в перевязанных яйцах и члене, заставляют меня садиться на палку, но и на нее я сесть не могу, боль выталкивает меня назад и все повторяется снова. Мои господа явно наслаждаются созданным механизмом, Господин что-то говорит одобрительное Кате, я, честно говоря, настолько занят своей судьбой, что мне не до этого… Мышцы на ногах постоянно работают, непроизвольно дергаю руки – хочется опереться ими, но они надежно скручены за спиной и привязаны к поясу. Пару раз пытаюсь «сдаться», но безвольно бросить свое тело тоже не получается – или сажусь на кол, или отрываю себе яйца. Кусаю губы… такая пляска продолжается несколько долгих минут. Я знаю, что она не бесконечна, но не знаю, что последует за этим, что еще придумают мои мучители. Пытаюсь подтянуть поближе колени, но они сразу же натягивают член, отпустить их совсем в стороны тоже не могу, в ноги врезается веревка а в задницу вонзается тупой штык боли. Чувствую, как по ложбинке позвоночника стекает крупная капля пота… Я готов сделать что угодно, только бы мне дали какое-то облегчение. Видимо Господин заметил мое состояние – он очень тонко чувствует это. «Облегчение» мне назначено тоже своеобразное. Они с Катей сидят на диване прямо перед моим носом. «Отсосешь у обоих…» - говорит Господин. «Хотя нет… давай так, соси у обоих вместе». Я незамедлительно приступаю. Я стараюсь делать это осторожно, потому что мне приходится сгибаться и малейшее движение или натягивает мою мошонку или засовывает в задницу деревянный член. Я уже обработал губами головку члена Господина, отчего он заметно напрягся, как вдруг он залепил мне не очень сильную, но звонкую пощечину, отчего моя голова отлетела в сторону Кати, - «Не забывай, » - сопроводил Господин. Я тут же впился в ее бутончик, нашарил губами клитор и полностью засосал его, она ответила мне глухим стоном наслаждения… Я почувствовал, как ее бугорок наливается и увеличивается и тут получил звонкий удар с ее стороны, который отшвырнул меня к члену Господина. Мне больше не приходилось думать сколько кем заниматься, они сами швыряли сосущий прибор друг другу. Лицо мое горело от ударов, мысли были заняты только тем, чтобы правильно сосать и лизать – все-таки технически эти действия отличаются. Оба они уже были возбуждены изрядно, когда Господин вдруг сказал: «Ладно… Будем кончать одновременно». Он обошел меня и, к моей радости, отвязал и вынул из попы инструмент пытки. «О, Катя», - он почти сразу засунул свой член мне в анус, и я почувствовал, что у него это получилось почти без всякого труда – «вот это дырка, вот спасибо!» Он ненадолго вынул член и залепил мне ремнем несколько быстрых сильных ударов по обеим сторонам задницы для того, чтобы слегка сузить мою дырку – от боли анус сужается. Я продолжал облизывать и посасывать Катю, а Господин сильно трахал меня в задницу. Голова моя дергалась вперед и назад, что, я подозреваю, дополнительно возбуждало Катю. Наконец Господин сильно зарычал, Катя через мгновение отозвалась протяжным вздохом и оба они кончили – он изо всех сил сжав мою попу, а она сильно притянув мою голову прямо к своему клитору… Какое-то время они отдыхали. Потом Господин объявил, что я заслуживаю поощрения. Меня поставили к стене. Он связал мне ноги в лодыжках и коленях, руки развязывать не стал. Потом они с Катей посовещались и засунули мне в задницу пробку-расширитель. Меня повернули к стене носом и приказали кончить. Я мог только тереться о гладкую поверхность членом. Дело усложняло то, что на моих сосках по-прежнему висели прищепки, впрочем, скоро я стал испытывать удовольствие от того, что они задевают стену под разными углами. Я кончил на стену и тут же, упав на колени, стал слизывать сперму, стекающую к полу. Катя помогла мне…
После этой сессии, мышцы ног болели дня два. Еще дня два, когда я ходил, было ощущение, что я еду верхом на узком спортивном сиденье велосипеда. Даже самая легкая футболка доставляла заметное неудобство соскам… Но… Я всего лишь вещь для наслаждения и удовольствия. Но не только… ведь я еще и мазо :)

@темы: просто жизнь, дисциплина, гей, бондаж, рассказ, бисекс, Тигр, ИФБ, БДСМ, BDSM, секс

URL
   

Тигриная страница. Эпоха Возрождения

главная